Вернуться к перечню книг

 

 

Астральное Тело, ромиан 2 "Изида или Врата Святилища

ПРАВО В СИЛЕ    

 

(выдержка из книги)

 

© Всеслав Соло, автор 1989-2011 г.г.

 

 

Жил да был один счастливый человек, и все-то у него мирно и ладно укладывалось в жизни. Никто ему не мешал...
Однажды мимо его благодатного жилища проходил другой, хитрый человек. Откуда он, этот проходивший, был родом и куда шел, путь свой держал — никто не знал. Одно только и значилось в его родословной бумаге, что прибыл он...
И вот захотелось этому прохожему человеку, хитрецу, остановиться на жительство в благодатном жилище счастливчика, ибо своего жилища хитрец не имел и строить не очень-то хотел...
Попросился он, и счастливчик приютил его у себя, приютил прихожанина, потому что жил он счастливо и нарушать свое благочувствование отказом в жительстве, дабы потом не помнить об этом злополучно, — не подумал.
Тут надо оговориться наперед о немаловажном обстоятельстве: счастливчик был очень сильным и крепким в телесах своих, а хитрец — совсем наоборот, народился хлипким, с масленым блеском в глазах.
Хитрец начал жить у счастливчика. Он откровенно побаивался его. Но жить хотелось ему по-хитрому: чтобы и в жилище счастливчика пребывать да в подчинении бы и счастливчик был!
Много рассуждал про себя хитрец о том, как же подчинить себе счастливчика. И вот однажды он придумал, поразмыслив. Если на стороне сильного и крепкого счастливчика все права на уклад в благодатном жилище, и он, хитрец, обязан жить в подчинении, то почему бы не сделать наоборот?!
Так, чтобы иметь право, и тогда — сила явится в подчинении тебе, ибо сила — слепа, а право — зряче!
Так рассудил хитрец...
— Пусть же сила созерцает себя через право! — воскликнул он. И это означало, что сила счастливчика должна была перейти в единоначальное подчинение хитреца.
Теперь, когда вывод стал ясен, оставалось обозначить верно и непобедимо, исходя из уклада счастливчика, свое право хитреца. Надо было самому стать воплощением права. И тут хитрецу пришла на ум нужная идея!
Дело в том, что всякий раз, когда он, хитрец, обращался к счастливчику со своими предложениями об изменениях в жизненном укладе благодатного жилища, счастливчик всегда отвечал одно: так жить мне подсказывает сердце, ветер, река, лес и небо, забор...
И вот как-то поутру счастливчик вышел во двор после благодатного сна, чтобы привычно приступить к своему укладу жизни. И вдруг:
На заборе зеленой краской, крупными каракулями на языке счастливчика было написано: «Отныне главой сего благодатного жилища является прихожанин, и ты, счастливчик, должен ему подчиняться во всем!
Следом за счастливчиком, прищуренно улыбаясь, вышел и хитрец на порог дома и принял гордую позу избранного!
Счастливчик, привыкший подчиняться, прислушиваться к окружающим подсказкам, не удивился надписи на заборе, и хотя сердце у него и защемило незнакомо, но он подчинился безоговорочно, признал хитреца главой и низко поклонился ему. Ведь счастливчику и невдомек было то, что хитрец сам, вчера вечером, тайком, написал эти приказные слова на заборе!
— Ты видишь?! — воскликнул театрально хитрец, обращаясь к счастливчику. — Забор тебе сегодня подсказал, чтобы ты во всем слушался меня, ибо я есть — забороизбранный человек!
И начались с того самого дня и часа в благодатном жилище счастливчика «Заборные дни» правления хитреца.
И напрасно счастливчик ожидал встретить каждое утро долгожданную надпись на заборе, которая бы возвестила облегчение и восстановила бы справедливость, вернула бы право распоряжаться в благодатном жилище его первому, истинному хозяину по законам: сердца, ветра, реки, забора и неба. Но появлялись все новые надписи на заборе, закрепощающие счастливчика, и он уже и не знал, когда все это кончится, и что же ему теперь делать, и как жить дальше?..
«Получается, что не право в силе, а сила в праве!» — подумал я и отвернулся от книжицы в красном переплете. Но что-то остановило меня удаляться, растаивать от нее. И в следующее мгновение понял я: чтобы возвратиться в земное тело мое, надо обладать правом на волю это сделать. Не на волю — желать этого, а именно — на волю возвратиться!
А я, пока еще, только лишь имел возможность желать вернуться обратно!
... Победить коллективную волю астральной шайки!
Она явилась реальной силой, и я нуждаюсь в обладании правом на эту силу. Астральная шайка сделала «надпись на заборе» подобно хитрецу. И я поверил в нее, подчинился своему заключению в астральном теле добровольно: вне камеры и связанных рук! Ибо моя камера и связанные руки — это моя вера! Господи!
Вот что значит пребывать не краешком, а без остатка в мире своей веры!
Но мог ли я иметь с собою хотя бы тень сомнения? Казалось бы, как легко: не поверь в приговор астральной шайки — и все!
И ты — снова дома, в теле!
Нет!
Подобного случиться не могло, в мире моей веры! Я не мог не поверить в приговор. Ведь если бы я это смог, то, прежде всего, я никогда бы не вышел в Астрал!
Я избавился от веры вовне меня на физическом плане, но я еще так беззащитно верил тогда в реальность Астрала. В том и состояла моя беда...
 

В ПЛЕНУ АСТРАЛЬНОЙ ВЕРЫ

Астральный мир теперь для меня был такой же реальностью, как раньше являлся незыблемостью и несокрушимостью мир земли. Если прежде я тяжело искал выхода в Астрал, специально упражнялся в этом, вел особенный образ жизни моих чувств и мыслей, образов, и Астрал мне казался диковинкой, восторженно-сияющей новью впереди, в приближении своем: мечталось, воспитывалось астральное пространство, нарабатывалось во мне; то ныне я начинал забывать — что такое земной мир, неповторимости которого и прочности мне так не хватало!
Я усердно искал выхода, но теперь из Астрала в земной мир! Пока мне это не удавалось, да я еще и не знал, как это сделать, — надо было научиться!
Несостоятельность всех моих попыток вернуться в свое земное тело обнажилась до отвращения от этого действа и дошла до того, что я уже и не помышлял больше вернуться к этим опытам не иначе как через победу над коллективной волей астральной шайки Остапа Моисеевича, — ревностного обладателя, служителя темных сил. Эта шайка являлась реальной силой, и я нуждался в обладании правом на эту силу. Астральная шайка сделала своеобразную надпись на «заборе», и я поверил в нее и подчинился своему заключению в астральном мире добровольно: вне камеры и связанных рук. Выходило, что Остап Моисеевич был не только начальником ОВД моего района, но и, в каком-то земном смысле, своеобразным начальником ОВД определенного астрального подплана. Ну да мне от понимания этого не приходилось легче воспринимать свое заключение в Астрале. Своею легкостью и доступностью, но и определенным подчинением и зависимостью от меня, мое астральное тело утомило меня. Господи!
Вот что значит пребывать без остатка в мире своей веры и воли!
Казалось бы: как легко — не поверь только в приговор астральной шайки — и все!
И ты снова дома, в земном теле! Нет!.. Подобного случиться не могло!
Я находился не просто в астральном мире, а прежде всего в мире своей веры, и в какой-то усеченной степени воли!
Здесь хотел бы я сразу же оговориться, что в Астрале чувства и страсти человека просачиваются на первый план, воля человека целиком зависит от владения своими страстями и чувствами. К примеру: если в земной жизни человек чем-то неистово бесконтрольно увлекался, услаждался, полностью подчинялся этому увлечению, страсти своей, то в астральном мире он будет то и дело нянчиться с этим пороком, и воля его будет усечена этим. Я находился в мире своей веры. Я не мог не поверить в приговор, ведь если бы я это смог, то, прежде всего, я никогда бы не вышел в Астрал!
Ибо не поверить в приговор и одновременно находиться в Астрале означало бы не что иное, в качестве примера земного, как то, что я находился бы среди, скажем, своих друзей и громогласно утверждал бы свое телесное неприсутствие!
И если бы меня начали в тот момент пинать, то мне бы пришлось либо поверить в свое физическое присутствие , либо не поверить, но физически все равно присутствовать и получать самые настоящие побои, с синяками и ссадинами!
Мир нашей веры, каким бы он ни являлся, существует, когда он уже открыт нами, автоматически живет, начинает жить независимо от нас, и уничтожить его, разрушить, не поверить в него — громаднейшая и практически неосуществимая участь!
Такое подвластно только высшим существам или богам! Здесь удивительный парадокс!
Пословица, говорящая о том, что легче разрушить, чем по-строить, — превращается в пылинку на дороге, вообразившую себя камнем!
Построить мир своей веры тяжело, но все-таки легче, чем разрушить его основы!
Мир настоящей веры — нерушим! А уж тем более дважды нерушим — мир веры коллективной!
Астрал — это обновленный пример, по крайней мере для меня, пример придуманности, коллективного построения веры до незыблемой реальности, каковым является когда-то такой доступный и мне мир физических форм. Но у меня еще была надежда созерцать и частично или временно обладать восприятием земного мира, но эта возможность лежала через преодоление брезгливости присутствия в чужих земных телах!
Мало того, — эта возможность, кроме брезгливости, вызывала во мне чувство преступности!
Ведь завладевать чужим телом, хотя бы и частично, — означало держать на устрашимо-волевом или соблазнительном прицеле испуганную или наслаждающуюся брошенной «костью» для отвлечения внимания сущность, — хозяина данного тела!
Я видел, странствуя в Астрале, как многие подлые сущности его причудливых просторов воображения, другими словами — астральные жители, в особенности жители низшего подплана Астрала, — прямо-таки следили и выслеживали, поджидали и вкрадчиво, исподтишка, а то и нагло, бесцеремонно впивались, внедрялись в чужие, увлеченные страстями тела и вытворяли такие разбойничества, так уж ненасытно упивались вкусом чужого тела, что изводили его порою до полного истощения: пока оно не падало замертво наземь — не оставляли его!
А всему виною безвольные медитации, усердно-доверчивые гадания, многострадальные в таинственности спиритические сеансы и прочая чертовщина!
Люди, там, на земле, и не догадываются даже, насколько они легко доступны через все вышеперечисленное оболванивание себя, доступны одержанию, ношению в себе других астральных сущностей, которые либо исподволь мешают жить, подобно духовным червям, хозяину тела, разлагают его, либо сами владеют предоставившимся телом и сводят хозяина с ума, или же одержимо тащат его тело по пути той страсти, которая приятна им самим, а не хозяину!
Вот почему так часто алкоголик или еще какой-либо чем-то одержиый человек раскаивается в минуты прозрения, сквозь пелену захвативших его тело астральных жителей. Но вскоре снова отдается их яростному правлению!
Как же уместна здесь та пословица, которая говорит: «Семь раз отмерь, а один раз отрежь»!
И действительно, — семь раз подумай хорошенько: ты ли на самом деле хочешь задуманного, просящегося на исполнение или же этого желает вселившаяся в тебя астральная сущность. Все болезни наши тоже — одержание!
Берегитесь быть одержимыми!...
И что интересно, я открыл для себя понятие ада или, по крайней мере, его элементов. Вообразить, и то будет страшно, а видеть и болезненно ощущать, как страдают те или другие астральные сущности, по разным причинам некогда расставшись со своим земным телом, умерев там, на земле, как страдают они здесь, в Астрале!
С телом-то земным они расстались, а вот с воспитанной страстью своею, за свою земную жизнь воспитанной прочно и основательно, они очень и очень долго не могут, не в силах расстаться!
Их астральное воображение выламывается в чудовищных муках, оно ищет прежнего земного наслаждения, но тела нет, и остается только лишь метаться от пронзительной боли желания, без надежды, и потому так часто безумно врываться в чужое тело!
За всем этим я наблюдал как бы со стороны, как, впрочем, наблюдал я со стороны и за земной жизнью, а последнее было нелегко, ибо мир земных форм теперь виделся по-иному. Я видел астральные тела людей, животных, птиц и насекомых, растений и прочих предметов земли, как-то: морей и океанов, рек, гор, зданий...
У меня появилась возможность созерцать Астрал людей и всевозможных предметов одновременно изнутри и со стороны!
Так, люди представлялись довольно удивительно: все человеческие органы имели свою окраску и все они были испещрены светящимися точками, а мысли, мысли переливались светящимися искорками!
Да, я видел мысли, и даже, при желании, мог бы многими из них управлять, на что я не решался, как это делали те, подлые и страстные астральные существа, а так же и другие (с каким-то умыслом и исполнением) астральные жители, разнообразие и предназначение которых, как я понимал, для своей пользы мне еще предстояло изучить. Да, я больше пока смотрел со стороны, нежели вклинивался в их жизнь. Правда, однажды мне довелось подсказать одному алкоголику земли, я только слегка подправил его мысли, подсказать ему во время случившейся с ним белой горячки, что он пил не сам, а его заставили. Алкоголик пить тут же отрекся, а вот астральная сущность, присутствие которой в теле алкоголика стало теперь неуместным, разъяренно бросилась на меня, дабы отомстить!
Но я мысленно и искренне погасил ее пыл, и сущность послушалась, и успокоилась, и задумчиво улетела прочь. Не знаю, вылечил ли я пристрастие к спиртному у нее, но то, что я обладаю немалой астральной силой, понял я, осознал с удовольствием. А обладал я ею в силу того, что у меня, как бы там ни было, хоть слабенькая, но осталась связь с моим земным телом, лежащим на диване в летаргии, и поэтому оно будто конденсировало, подпитывало мое астральное тело тонкой энергией, ведь земное тело подкармливали, там, на земле, и ухаживали за ним...
Итак, я находился в астральной западне.
Но все больше я начинал понимать, размышляя о путях своего освобождения, что мне необходимо выйти на контакт с Юрой Боживым, который теперь, как я знал, жил с моей, когда-то моей, Викой. Легко сказать: «Выйти на контакт!»
Но как это сделать?
Появиться пред другом в астральном сгустке с обращением: «Здравствуй, Юра! Помоги мне!» Абсурд!
Божив, хоть и весьма отличен от многих, хоть и весьма близок к пониманию подобных вещей, но все-таки не настолько подготовленный человек, чтобы не растеряться и не пойти на прием к психиатру или же не начать поголовное оповещение окружающих людей о чуде, феномене, вместо того, чтобы серьезно вникнуть в мои обстоятельства, принять мои наставления и на самом деле действительно помочь. Нет, в астральном сгустке перед Юрой появляться ни в коем случае нельзя, по крайней мере, пока — нельзя. Но что же делать? Как-то же надо направить Божива не путь помощи мне?!
Оставалось...
...................

 

 

 

 

 

 

Приобрести эту книгу

 

Приобрести полный комплект книг Всеслава Соло

 

    Вернуться к перечню книг
 

 

 

 

 

 

 

 

ЖМИ

Результаты антивирусного сканирования   google pagerank   Анализ сайта Яндекс.Метрика Push 2 Check